?

Log in

No account? Create an account

Повод завершить Майдан

Когда закончится Майдан? – этот вопрос витает в воздухе. Наверняка, им задаются и те, кто там дежурит вот уже почти 2 месяца и намерен стоять до победного конца, и те, кто с нетерпением ждет, когда же он закончится. Среди второй группы – не только представители преступной власти, но и обыватели, которым банально надоело, что центр города перекрыт, в магазины на Крещатике приходится протискиваться через баррикады, подземные переходы переполнены, а сама центральная улица столицы наполнена запахами дыма и биотуалетов.
Выборы в Киеве могли бы стать финальным аккордом в этой акции, позволив сохранить лицо, как власти, так и протестующим. Всё равно у активистов пока нет другого реального требования к власти - об этом говорят и на Западе, призывая сформулировать что-то выполнимое. Первоначальное требование - подписать Соглашение в Вильнюсе 29 ноября – уже не исполнить. Остальные - меняются быстрее, чем проходят вече на Майдане. Если опросить с десяток "евромайдановцев", наверняка каждый из них озвучит что-то свое. Ведь там собралась слишком разношерстная публика. Но всю эту публику можно было объединить под требование о выборах в Киеве.
Мы же помним, как "Свобода", "Удар", "Батькивщина" чуть не раз в месяц здание штурмовали здание Киевсовета, били там стекла, срывали двери, дрались с милицией.



В августе 2013г. общественники захватывали здание Киевсовета. Тогда отчаянная журналистка-активистка Татьяна Чорновол с спустилась с крыши и влезла на бортик здания – а это высота 5 метров – там она пробыла несколько часов. Общественникам Игорю Луценко и Егору Соболеву пришлось отсидеть 5 суток в "каталажке" (Чорновол тогда не арестовали, потому что, как пояснил Луценко, она – мать малолетних детей и находится в отпуске по уходу за детьми, поэтому арестовывать ее нельзя).
Всё это – ради того, чтобы, по выражению Соболева, "вигнати пацюків із Київради".
Теперь здание наконец захватили. Вот уже полтора месяца его охраняют от "пацюків", говорят, даже сделали там мини-Гестапо (но я лично в эти слухи не верю, кого там пытать? – своих?). Однако захватчики не очень-то похожи на легитимную власть, в которой нуждается столица страны. Их не избирали на выборах, и им не делегировали полномочия администрации.
Вот-вот начнутся снегопады, и у преступной власти будет прекрасное оправдание, чтобы не расчищать улицы: администрацию захватили, нужные распоряжения принять не можем, финансирования нет. Найдутся люди, которые в это охотно поверят. Обывателей, недовольных Майданом, будет больше.

Если же сосредоточится на вопросе выборов в столице, то можно исполнить мечту киевлян о легитимном мэре и с достоинством завершить уличные акции, сосредоточившись на подготовке к президентским выборам.

Однако это не решит другой острой проблемы. Как быть с теми, кто захватывал административные здания? Как быть с теми, кто устраивал побоище на Банковой? Версию, будто это были провокаторы, не поддерживают сами "евромайдановцы", иначе не требовали бы от власти освободить их.



Протест, во время которого громят и захватывают административные здания, дерутся с милицией, бросают зажженные факелы и камни в толпу, забрасывают в здание отеля дымовую шашку, уже не может считаться мирным. Можно сколько угодно объяснять, почему толпа озверела и винить в этом преступную власть, но это не оправдывает насилия со стороны протестующих. Раз так, то виновные должны понести наказание. Но среди виновных могут оказаться не только рядовые демонстранты, а и политики из высшего эшелона, наговорившие со сцены Майдана на 109 статью Уголовного кодекса.

Что делать с ошалевшими от безнаказанности и безделья "рагулями", которые причисляют себя с самообороне Майдана, но никого не обороняют, а тупо колотят всех, кто им почему-то не понравился?



Как решить вопрос с радикалами из "Правого сектора" и других подобных организаций, которые жаждут (пусть пока на словах) крови? И собираются громить не только "ментов", но и самих "евромайдановцев" и "автомайдановцев" за то, что призывают к мирным протестам без масок и насилия.

Можно, конечно, оставить Майдан в нынешнем виде, чтобы он составил достойную конкуренцию городку "за Юлю" на Крещатике. Но вряд ли спонсоры оппозиции потянут такую финансовую ношу. По словам Чорновол, сутки Майдана обходятся в $70 тысяч. Протест длится 56 дней. Уже набежало почти 4 миллиона долларов.
Думаю, для 4 миллионов долларов можно найти куда более достойное применение. Например, на лечение онкобольных детей – это спасло бы сотни жизней. Сегодня оппозиционеры справедливо винят власть в том, что она тратит на себя куда больше, чем на больных детей. Но возникает резонной вопрос: разве оппозиция не подражает ей в этом?


На просмотр этого видео YouTube ставит возрастное ограничение.
После просмотра я поняла, почему. Мне лично тяжело наблюдать сцены насилия, чужой боли. Не потому, что я сердобольная или люблю "ментов". Мне стало плохо, и когда я видела, как машина переехала лапу кошке. При виде драк мне физически плохо. Видимо, хорошо развита фантазия и воображение.
Смотреть это видео по-настоящему страшно. Даже если не включать звук.
Это видео не из тех, на которых камера пляшет, кадр не фокусируется, зритель слышит чьи-то истеричные вопли, но не видит и не понимает, что именно происходит. Думаю, вы согласитесь, что можно снять на вертящуюся камеру всё что угодно, а потом выдать это за душещипательную съемку нападений. Правда, в этом случае зритель уже не будет так эмоционально сопереживать.
А тут не то, чтобы сопереживаешь – становится физически больно и страшно от того, что можешь столкнуться (и, наверняка, сталкиваешься) в повседневной жизни вот с такими отморозками, которые запросто избивают безоружных и ничего не сделавших им людей цепями, тыкают им в лица горящие факелы, молотят палками, травят газом и делают многое-многое другое.
Я понимаю, что милиция настолько себя дискредитировала, что уровень жалости к ней ниже, чем к обычным гражданам.
Но если отморозок бьет "мента", то, что помешает ему избить и человека не в форме? Сказавший "а", скажет и "б". Если ты взращиваешь зверя, то нужно быть готовым, что рано или поздно он может напасть и на тебя. Это следовало бы помнить тем, кто лелеет агрессию юных агрессоров.
Сегодня эти "отморозки" – могут оказаться доблестными борцами с режимом. Но чем они займутся, когда поборют этот режим? Говорят, если собака почувствовала вкус крови, то ей захочется чувствовать его снова и снова, поэтому ее рекомендуют усыпить.
Сомневаюсь, что эти ребята – пусть и они истовые защитники демократии – остановятся в своей агрессии.
Особенно если эта агрессия останется безнаказанной. А она уже остается безнаказанной. Сегодня на календаре 12 декабря. А на видео - события от 1 декабря. Прошло 12 дней. Но в информационном пространстве до сих пор муссируются темы, вроде "науськивал ли отморозков ветеран-провокатор Корчинский" и "были ли отморозки провокаторами или они били за идею".
Какая разница? Даже если и за идею, то, что это за идея такая, которая требует такой тупой агрессии?
Причем, бездействуют и власти, и "евромайдановцы". Хотя последние должны были быть заинтересованы в том, чтобы смыть с себя позор от этой гнусной акции – она ведь дискредитирует весь их Евромайдан, который упорно называют "мирным на 100%". Таким образом, с каждым днем всё усиливается впечатление, что омерзительный эпизод на Банковой 1 декабря органично вписывается в картину всего Евромайдана.
Недавно гуляла по городу и встретила на Пейзажке Сергея Сивохо. Тот самый, который очень полный и очень шутливый. Я не слежу за его нынешним творчеством и помню его только по КВН-овской команде Донецкого политеха и "Дрим Тима", объединившей уральцев и дончан. Тогда, в 1990-х, эта команда была, пожалуй, самой остроумной и сильной. Может, вы тоже помните номер "Золушок", в котором Сивохо являлся своему крестнику в образе "доброго фея" и помогал собраться на бал. А чтобы крестника никто не узнал, фей ему "волшебный рашпиль, чтобы сделать безобразный шрам через всё лицо".



Или пародию Донецкого политеха на Кашпировского "Спааать!", показавшую, что Кашпировский – никакой не маг, а просто не вполне уравновешенный психиатр.



Дальше я подумала о том, что во времена "Дрим тима" никому бы в голову не пришло иронизировать по поводу ее "донецкости". Не то, что сейчас.
В обиход всё глубже входит фраза: "Он донецкий, но нормальный". Примерно так же зачастую характеризуют евреев и представителей нацменьшинств. Т.е. упомянув о национальности или регионе, нужно особо отметить, что вот этот конкретный представитель отличается от остальных в лучшую сторону и является нормальным. Что само по себе ненормально.
Я попробовала вспомнить, когда именно наклеили ярлык на "донецких". Вероятно, отправной точкой послужил 2004 год, когда активно тиражировалась карта с разделением Украины на сорта.

Сейчас уже никто точно не скажет, кто первым придумал такое разделение: штаб Ющенко или штаб Януковича. Да это и не важно. Важно то, что идея понравилась. На смену "москалю" пришел новый образ врага, причем далеко искать не пришлось – нашли в своей же стране. Зачем вообще нужен образ врага? - наверное, чтобы списывать на него все беды и несчастья. Для "донбассни" это были "оранжевые". Для центральной и западной Украины – "Даунбасс".
Сами политики понимают, что их затея – вымышленная, о чём говорят беспрерывные "договорняки" между оппозиционерами, публично клеймящими "донецких", и властью, в ряды которой затесалось немало выходцев из самых разных регионов. Рискну предположить, что обитатели Печерских холмов достаточно воспитаны, чтобы не тыкать в лицо собеседнику сведения о его происхождении. Они понимают, что это не главное.
Тем более среди тех, кого мы относим к антагонистам "донецких" встречаются выходцы именно из этого региона. Взять хотя бы многолетнего главу соросовского фонда "Возрождение" и верного соратника Юлии Тимошенко - дончанина Григория Немырю. Или лидера "Демократического альянса", уроженца поселка Южная Ломоватка Луганской области Василя Гацько, изгоняющего из столицы некиевлян Попова и Януковича. К слову, сам он баллотировался в Раду не от родного 112 округа, куда входит Южная Ломоватка, а от столичного 211 округа.
Забавно, что общественники, активисты и просто журналисты активно развивают миф о "плохишах" с Донбасса, хотя уж им-то любая дискриминация априори должна была быть противна, это, во-первых, а во-вторых, многие из них – сами родились в краю терриконов. Дальше всех заходят люди искусства – даже такие блестящие авторы, как Андрухович и Прохасько, - их богатое воображение позволяет им взять и отделить Донбасс, а заодно и Крым, как непригодные для украинства регионы.
Всё это более странно, если вспомнить, что в экономическом плане якобы пророссийский Донбасс куда патриотичнее Западной Украины. Один из недавних примеров: отказ Ивано-Франковского облсовета (где большинство удерживает ультра-патриотичная "Свобода") разрешить добычу сланцевого газа. Вроде бы, вполне патриотично. Но, во-первых, отказ очень выгоден "Газпрому", препятствующему энергетической независимости Украины - своего крупнейшего покупателя газа. Во-вторых, решение о добыче "продавят" уже не через область, а через Верховную Раду. Однако в этом случае отчисления от доходов Chevron пойдут не в бюджет Ивано-Франковской области, а в государственный, где и разделятся "по справедливости".
Тем не менее, даже такие примеры извращенной заботы о своих избирателях, не заставят украинцев навесить ярлык "продажные галичане". Это очень хорошо и правильно, т.к. дело не в родословной. Другое дело, если бы речь шла о донецких. К сожалению, в этом случае сложно было бы удержаться от соблазна объяснить всё "даунбасским" происхождением.
Политики использовали в своей борьбе за власть инстинктивное недоверие людей к чужакам, назначив на роль "чужаков" донецких. Почему именно "донецких", а не "днепропетровских", "одесских" или "львовских", - уже не так важно.
Неприятно, что простые люди, а не только политики, охотно поддерживают навязанный миф, хотя раньше не замечали разительных отличий между регионами одной страны, своей страны.
YatsenukUnderwear

Всё чаще сталкиваюсь со статьями и блогами, в которых разоблачаются пиар-атаки против Арсения Яценюка. Всё чаще звучит мысль: Банковая нарочно "мочит" Арсения Петровича – как самого вероятного и сильного кандидата в Президенты. Мол, у Олега Тягнибока электорат специфический и малочисленный. Виталия Кличко "слить" несложно, и сделать это можно в любой момент. Для этого достаточно регулярно сообщать о его тяжких трудовых буднях. Например, о том, как он не жалея здоровья рекламировал пиво в Германии, а не прохлаждался в Раде. О Юлии Тимошенко и вспоминать неприлично.
На этом фоне Яценюк выгодно отличается от всех остальных и предстает самым опасным конкурентом Януковича на предстоящих президентских выборах. Поэтому власть и решила подмачивать именно его репутацию.
Но рискну предположить, что не последнюю роль в этом играет сам Арсений Петрович. Очередную попытку ударить по собственному рейтингу он предпринял буквально вчера на выборах в Василькове. В окружении депутатов и журналистов он буквально вломился в кабинет к секретарю избиркома Василькова и принялся угрожать ей. Вот только представьте себе ситуацию: в выходной день вы сидите на рабочем месте, и вдруг к вам вламывается человек 15-20, из них человек пять – депутаты (т.е. люди с неограниченными правами, полномочиями и при этом неприкосновенные), а вы – простая пожилая тетенька, у которой ни охраны, ни оффшоров, ни группы поддержки из парламентской фракции.


(смотреть с 1:45)

Я не знаю, что сделала Арсению Петровичу эта дама почтенных лет. Может, Яценюк прав, и она причастна к нарушениям на выборах 2010 года. Но, во-первых, насколько я поняла, никакого решения суда в ее отношении не было, а значит, подобное обвинение – это клевета и нарушение презумпции невиновности. Но я что-то сомневаюсь, что упомянутая тетенька подаст на него в суд за клевету. Во-вторых, негоже мужчине – даже депутатским иммунитетом и недоступными для простых смертных правами – угрожать и грубить беззащитной женщине. В-третьих, сам Арсений Петрович наверняка бы вступился за даму, будь на его месте "регионал", а секретарь избиркома симпатизировала бы оппозиции.
В-четвертых, таким отношением к даме почтенных лет Яценюк распугивает своих потенциальных избирателей. Притом, тех самых, которых пытаются привлечь его технологи – дам бальзаковского возраста, для которых и размещалась фотография Яценюка в трусах. Ведь кто, как не они, способны оценить такую фотографию по достоинству? Да еще предпочесть Яценюка его коллеге по оппозиции Кличко, куда более накачанного и спортивного. Получается, что этим электоратом Арсений Петрович готов пренебречь, как уже пренебрег электоратом, которому нравится творчество Алексея Дурнева, когда пригрозил шоумену засунуть ему в ж**у морковку.



Избирательность Яценюка в выборе электората заслуживает уважения. Ну, кто еще готов проявлять такую принципиальность и твердость? Но всё же такая избирательность губительно сказывается на его рейтинге. Так что власти и коллегам по оппозиции и делать ничего не приходится, Арсений Петрович сам справляется.

В народ



"Мы решили, что из парламента нужно идти в народ", - сообщили сегодня лидеры оппозиции Яценюк и Тягнибок и пояснили: "Политическая зима Януковича закончилась, начинается оппозиционная весна".

По словам Тягнибока, украинцы, которые поддержали оппозицию на выборах, ожидают от оппозиции конкретных действий.

Приятно, что лидеры оппозиции настолько сильно доверяют народу и настолько сильно боятся ошибиться сами, что даже конкретные действия и ответственность за них щедро делегируют народу.

Поистине это царский подарок.
Посудите сами: народ тратит сотни бюджетных миллионов на выборы в Раду, на работу этой самой Рады, на многочисленные привилегии депутатов Рады (привилегии распределяются между всеми, независимо от оппозиционного или провластного статуса), но гипер-ответственный депутат благородно отказывается от всего того, ради чего он вроде как шел в Раду, а именно: от своих многочисленных полномочий. Мол, не достоин принимать решения единолично, боюсь утратить связь с народом, боюсь не оправдать оказанного доверия.

Думаю, вы согласитесь, что не в каждый политик способен настолько же высоко оценить свой народ и его интеллектуальные качества.

Теперь уже народу придется воплощать в жизнь всё то, что ему пообещали. Оппозиция возьмет на себя тяжкое бремя координации народных волнений:
"Люди должны понимать, что они должны быть готовы к защите своих прав. Каждый митинг будет ставить целью не только проинформировать о том, что мы делаем в парламенте и куда идем. Мы будем собирать активистов, которые завтра вместе с нами будут готовы к более решительным шагам против власти. Мы хотим понять, каким человеческим ресурсом мы владеем, но надеемся, что и власть увидит, сколько людей недовольны и не хотят мириться с действующей властью", - сказал Тягнибок.

Что ж, цели и задачи вполне понятны.

Более того, в этих словах есть и дополнительный месседж: Тягнибок обещает, что на митингах народу расскажут, что оппозиция делает в стенах парламента. Это означает, что она туда будет приходить – хотя бы время от времени и даже принимать какие-то законодательные инициативы, а не просто блокировать трибуну, бить "тушек" и рвать друг на друге люксовые костюмы. Это означает, что расходов на перевыборы Рады не будет.

Хотелось бы, конечно, чтобы доблестные оппозиционеры и сами, хотя бы иногда, подавали пример в решительной борьбе с властью. Для этого у них есть и ресурсы, и возможности, и, как видим, желание тоже.

Однако что-то подсказывает, что наши решительные оппозиционеры слишком уважают и ценят свой народ, чтобы отбирать у него право на отчаянные безрассудства. Что-то подсказывает, что они предпочтут свои просторные резиденции и люксовые автомобили свежему ветру улицы и горячим протестам.

Даже если ради этих душных кабинетов и машин им придется якшаться с трижды опостылевшими представителями "преступного режима", в который они время от времени успешно интегрируются.

Вспомнить хотя бы борцов с "режимом" - Ющенко, Каськива, Чепак, Жванию, Балогу, Порошенко и многих-многих других. 
"- Распространите [билеты] среди жильцов нашего ЖЭКа.

- А-а-а…

-А если не будут брать — отключим газ!"



Этот нехитрый принцип от управдома Варвары Сергеевны Плющ из "Бриллиантовой руки" взяли на вооружение поборники украинской речи.

В борьбе за украинский язык они видят единственного врага – русский язык. Поэтому пытаются его запретить, а украинский – навязать.

Вот, например, на "Бульвар" Гордона за то, что он выходит на русском, а не на украинском, языке подадут в суд Украинская народная партия (лидер которой Костенко был вторым в списке "Нашей Украины", занявшей 14 место с 1,1%), а также заместитель "Української справи" и активист "Чесно" Алексей Кляшторный.

Сомнительно, что истовые украинские патриоты читали бы "Бульвар", выходи он на государственном языке.

Сомнительно и то, чтобы члены УНП и тем более многоопытный активист Кляшторный не понимали, что их инициативы вызывают, в лучшем случае, снисходительную улыбку.

Но, тем не менее, их это не останавливает.

Вероятно, они рассчитывают на категорию людей, для которой что-то запретить - радость. Не важно, под какой эгидой, идеологией и поводом - главное получить право властвовать и хоть что-нибудь хоть кому-нибудь запрещать.

Но тут будет не лишним вспомнить опыт запретов и табу на украинский язык.

Возьмем события 110-летней давности. Открытие памятника Ивану Котляревскому в Полтаве в сентябре 1903 года.

На открытие памятника съехался цвет украинской культурной элиты.

Олена Пчилка (мама Леси Украинки) произнесла на церемонии пламенную речь на украинском языке, прекрасно зная, что украинское слово пребывало под запретом, и что это сулило немало неприятностей и ей самой, и ее мужу - мировому посреднику (тогдашнему госслужащему).

Деньги на сам памятник– 12 тысяч рублей – собирали всем миром, ни о каких бюджетных ассигнованиях не могло быть и речи. Скульптор Познен не взял за работу ни копейки.

Этот пример всплеска народного самосознания был во многом спровоцирован драконовскими запретами от руководства страны.

Подобных примеров в истории Украины немало. Можно вспомнить Валуевский и Эмский циркуляры, "расстрелянное возрождение, "шестидесятников" и многое другое.

Как говорил Жванецкий, власть рискует, загоняя народ в подвалы, – из подвалов голоса слышнее, там акустика лучше.

Велика вероятность того, что если в Украине начнутся реальные гонения на русский язык и русскоязычная периодика окажется под запретом, то украинский язык от этого только проиграет.

"Запретный плод сладок", а будучи в роли ущемляемого и запрещаемого русский язык станет модным трендом, символизирующим либеральность и широту взглядов тех, кто на нём говорит. Это – во-первых. А во-вторых, глупо и нелепо противопоставлять два языка: русский и украинский, пытаясь доказать превосходство одного над другим, что априори невозможно.

Умеренным патриотам стоило бы применить свою нерастраченную энергию на созидание, а не на попытки понравиться агрессивным представителям украинства (давно подобранных "Свободой" и другими ультраправыми силами), запрещая русскоязычные бульварные издания.

Можно было бы организовать сбор средств на памятники, на кружки по украиноведению, на украинские театры и книги, на запуск электронного словаря украинского языка, вроде "Грамота.Ру".

Да мало ли в чём еще нуждается многострадальный украинский язык!

В чём он точно не нуждается, так это в столь агрессивных защитниках, способных лишь навязывать да запрещать, выставляя красивый язык на посмешище.



В фильме "Терминал" с Томом Хэнксом быт человека, застрявшего в аэропорту, представлен весьма романтично. Есть где поспать, где поесть и даже где помыться. Более того, в терминале можно подзаработать, повстречать верных друзей и даже найти любовь.

В реальности всё не так приятно и романтично.

Застрять в аэропорту хотя бы на час-два – уже серьезный стресс. Он усугубляется неизвестностью. Вы не знаете, когда вы, наконец, улетите и улетите ли вообще. Дело тут не в погоде, а в прихотях перевозчика.

В вас, в пассажире, закипает злоба, которую нужно срочно выплеснуть на виновника ваших бед и злоключений.

Вы видели, как плачут уставшие дети, вы даже могли стать свидетелем приступа у диабетика (как известно, у пассажирки неулетевшего рейса "Тель-Авив – Киев" случился приступ прямо в аэропорту), вы чувствуете, что и сами голодны, ужасно расстроены и разбиты, ведь у вас была масса планов, среди которых не значилось "застрять в аэропорту".

Может быть, вы летите вовсе и не на отдых, а на важную встречу или к больному родственнику. Ну, а даже если вы летите на долгожданные новогодние каникулы – так разве вы их не заслужили, разве вы их не оплатили?

Для вас, невезучего пассажира, ответ на вопрос "Кто виноват?" очевиден – естественно, это перевозчик. Ведь это он взял с вас ваши кровно заработанные тысячи, а потом вдруг никуда не полетел.

Вас будет трудно переубедить в обратном.

Другое дело – человек перед монитором или перед телевизором. Его, сидящего в привычном офисе или дома в уютном кресле, вполне можно развлечь версиями о заговорах и чьей-то скрытой борьбе, а также  убедить в том, что перевозчик-то (а речь идет об "Аэросвите") вовсе и не виноват. Он стал жертвой интриг и обстоятельств.

Сейчас в ходу такая версия: "преступный режим" попытался отобрать у Игоря Коломойского его "Аэросвит". В ответ находчивый олигарх решил, что уж лучше обанкротить свою компанию, перевести ее активы за рубеж на свои же подставные фирмы, но не отдать свой бизнес врагу. А если отдать придется, то в виде пустышки с миллиардными долгами.  

То, что такая борьба очень смахивает на терроризм, потому как заложниками в ней становятся тысячи пассажиров, которым всё равно, по каким причинам их рейсы не летают, не очень-то смущает участников борьбы (если она все-таки ведется). Можно было бы избрать и более гуманные и цивилизованные способы борьбы за активы, но зачем, если варварские способы и дешевле, и действеннее? Более того, их вполне можно будет преподнести общественности как вполне приемлемые и оправданные.  

Сама я чудом не стала очередным заложником этой странной борьбы за миллиарды.

Буквально вчера я прилетела с семьей из Софии в Киев. А уже сегодня "Аэросвит" объявил, что закрыл это направление.

Хоть и летели мы на махонькой развалюшке, где туалет не запирался, мыла вообще не было, и вместо ланча разносили ледяную воду, мы всё же достигли пункта назначения. И это главное, и нам том спасибо - правда, за наши деньги.

Когда мы летели в Софию, мы видели в "Борисполе" толпы слоняющихся хасидов, видели спящих хоть и на чистом, но на ледяном полу пассажиров, видели обреченные лица людей, глядящих на табло без информации об их рейсе.  

Наш рейс на Софию задержали всего на полтора часа. Но и эти полтора часа были не слишком приятными.

Моей 4-летней дочке было сложно понять, почему мы должны сидеть, как привязанные на одном месте. И почему тут нет нормальной еды. Тем, кто бывал в кафешках в аэропорту, ясно, что все эти бутерброды за 45-60 гривен с колбасой и соленой рыбой не способен переварить детский желудок. За воду и чай приходилось переплачивать втрое (с собой, как известно, питье проносить нельзя).

И все эти полтора часа вы не знаете, когда улетите и улетите ли вообще – никаких объявлений не было.

Конечно, полтора часа – это пустяк.

Куда хуже приходится тем, кто вынужден ждать часами и даже сутками.

Жизнь в реальном аэропорту не так симпатична, как в фильме "Терминал"



Шекспировские страсти в сибирском захолустье – так бы я охарактеризовала эту постановку.

Такая история могла случиться, где угодно, - хоть в придуманном Чулимске, хоть в сказочном Париже.

Поначалу сюжет кажется банальным до безобразия. Потом понимаешь, что основа сюжета – как грунтовка для картины. Она и не должна быть красочной и яркой.

В двух словах расскажу о завязке: 17-летняя барышня Валентина  влюбилась в мужчину "за 30", эдакого уставшего от жизни байроновского романтика советского розлива – следователя Шаманова.

В него влюблена и местная увядающая красотка Зинаида. Для нее он – последний шанс удачно выйти замуж. Без замужества в далекие 1970-тые да еще в глухой провинции счастья было не построить.

Сам Шаманов кажется сам себе слишком уставшим от жизни, чтобы кого-то любить – ему вроде как не до того.

К Валентине "подкатывает" местный парень Пашка. Он не столько влюблен, сколько бесится, что его "отшили".

В этот любовный четырехугольник по ходу действия впутываются новые персонажи и истории. Интрига закрутится, страсти накалятся до шекспировского градуса.


Вампилов, автор пьесы, пишет очень легко и просто, доверительно пересказывая невыдуманные истории, в которых мы узнаем и себя тоже.

Ну, какая юная девушка (не важно, откуда она – из Чулимска, Фастова или Киева) не влюблялась так, как Валентина? Какой мужчина "за 30" не хотел бы, чтобы его полюбила чистая душа так же красиво и нежно?

А то, что они одеты иначе, то, что живут на улице Советской, а не на улице Мазепы, не так уж и важно. И даже то, что в 1970-тые у них не было айфонов и прочих гаджетов, тоже не очень-то меняет дело.

Судя по тому, что к финалу спектакля в зале всхлипывали не только барышни, но даже здоровенные мужики смахивали скупые слезы, история, произошедшая в Чулимске, показалась им понятной и близкой.

Спектакль получил высшую театральную награду - "Киевскую пектораль-2011" за лучшую постановку (Виталий Малахов) и за лучшую женскую роль – Валентины – в исполнении Виктории Булитко (кстати, она еще в КВН играет и в юмористическом телешоу участвует).

Не уверена, что именно этот спектакль был лучшим за целый год во всей Украине. По-моему, "На дне" Горького в исполнении того же Театра на Подоле достоин этого звания не меньше. 

Но вот по поводу Булитко сомнений не возникает.

Малахов рассказывал, что идея постановки "Прошлым летом..." возникла, когда он послушал стихи и песни Виктории.

Хотя у Вампилова Валентина стихов не пишет, они чудесным образом совпали с ее образом и удачно дополнили его.

Малахов, – вообще, большой мастер дополнять недополняемое и сочетать несочетаемое.

Вспомнить хотя бы саундтрек к "На дне" Максима Горького в исполнении Led Zeppelin (посмотреть ролик из спектакля можно тут). Типично британская группа точно озвучила сугубо русского автора. Для меня теперь неразрывно связаны Горький и Stairway to heaven – друг без друга я их уже не представляю.   

"Прошлым летом в Чулимске" идет почти каждый месяц. Ближайшая постановка – 24 января 2013 года (афиша Театра на Подоле – тут).

Tags:

В Киевском молодом театре в субботу, 8 декабря, дают "КомА" Фолькера Шмидта и Георга Штаудахера.

Постановка необычна тем, что зритель наблюдает за действием не из темного зрительного зала, а сам становится молчаливым соучастником событий – он ходит за актерами по всему зданию театра, которое исполняет роль среднестатистической немецкой школы.

В основе сюжета – реальный случай: в немецком Виннендене Тим Кретчмер в 2009 году приехал в свою бывшую школу и открыл беспорядочный огонь, застрелив 15 школьников, а заодно и нескольких учителей, а после покончил с собой. Как потом писали, убийца-Тим был тихоней, и никто бы не подумал, что он на такое способен.

В "репортаже с места преступления", как авторы называют "Кому",  не акцентируется внимание на сценах насилия и убийства – они-то как раз остаются за кадром.

В нём отслеживается путь, по которому подросток приходит к убийству.  

Эпизоды разыгрываются где угодно, но только не на сцене: в коридорах, в подсобках театра, в гримерках, на лестницах, даже в уборной. Есть, правда, один эпизод, разворачивающийся на сцене, но мы наблюдаем за ним из-за кулис.

Актеры выглядят абсолютно обыденно, сливаясь со зрителями. Поэтому поначалу нас немало удивляет то, что вдруг от кучки зрителей отделяется один человек, оказавшийся действующим лицом, и принимается играть свою роль.

Это могло бы выглядеть смешно и нелепо, позволь себе хоть один актер хотя бы нотку фальши и наигрыша. Благо, с актерскими талантами у ребят всё в порядке – играют они вполне достоверно и естественно.

Что еще стоит особо отметить, так это язык. Переводчица и писательница Наталка Сняданко грамотно и точно передала язык школьника – с его жаргонными словечками и резкими оборотами.

Может показаться странным, но спектакль о массовом убийстве не оставляет тяжелого и гнетущего впечатления.

Вероятно, секрет в том, что авторы не углубляются в философские рассуждения о природе насилия.

С одной стороны, это хорошо – вас не "грузят" размышлениями и не запутывают сложными диалогами. С другой - постановке недостает глубины.

p.s. Спектакль "КомА" идет только днем (в 14:00) и только по выходным: тогда, когда обе сцены свободны и в здании театра нет лишних людей.

В Германии и Австрии спектакль ставят в помещениях обычных школ, таким образом усиливая эффект постановки эффектом присутствия. 

Tags:

Общество в Украине недостаточно зрелое и развитое, поэтому на акции протеста не идет.

На это сетуют многочисленные общественные организации.

Поспорить с ними сложно.

Но давайте попробуем найти объяснение инертности и лени сограждан.

Ровно 8 лет назад Украина поразила мир своей Оранжевой революцией – миллионы людей взбунтовались и вышли на майданы, чтобы отстоять свой выбор.

Люди шли не за Ющенко, не за Юлю, и даже, как ни парадоксально, не за выборы и уж тем более не за деньги. Люди вышли протестовать, потому что их оскорбили. И еще потому, что не хотели быть тупым быдлом, как пояснял философ Мирослав Попович.

Но уже через полгода после той прекрасной и вдохновенной революции оказалось, что ходили мы не за этим. А для того, чтобы "оранжевые" договорились с "бело-голубыми", но на своих условиях.  

Это нас расстроило. Даже не потому, что они договорились. Ведь как ни крути, но за бело-голубых голосовала если не половина страны, то хотя бы треть страны. И с этими людьми нужно было жить, считаться и договариваться.

Обидно было узнать, что на нашем эмоциональном подъеме кто-то очень неплохо заработал. 

Получается, наши эмоции продавали, но денег за них не дали. Денег мы бы и не взяли – мы ведь стояли за  идею, за наше светлое будущее.

Не секрет, что под акции протеста, а уж тем более под революции, выделяются нешуточные гранты.

В странах с недоразвитой демократией, вроде нашей, существуют целые сообщества "грантоедов". Они должны помогать нам понять, что в нашей жизни не так, кто в этом виноват, и когда пора идти протестовать.

Украинские общественники уже и не скрывают, что их гражданская позиция подпитывается финансовыми вливаниями.

Более того, в СМИ просачивается информация о том, что получатели грантов "грызутся" друг с другом, ведь финансирование якобы урезается.

Главред "Украинской правды" Алена Притула якобы выживает с рынка разоблачений "Наші гроші", утверждая, что 2 тысячи долларов на зарплаты двоих сотрудников "Наших грошей" – слишком много.

Пишут и о том, что та же Притула "наехала" на Викторию Сюмар из "Института массовой информации" за то, что она грант под создание блогерского сообщества взяла, а сообщество не создала (как тут не вспомнить товарища Шарикова с его 10 рублями, которые он взял у Швондера "на покупку учебников").

Достается и активистке Наталке Соколенко. Ее обвиняют в том, что она "зажилила" аж 100 тысяч гривен, якобы выделенных на акции протеста.

Даже если перечисленные конфликты – чья-то нелепая выдумка, выглядит она вполне правдоподобно. В условиях финансового кризиса, когда денег на всех не хватает, приходится вытеснять себе подобных.

Как видим, за право будоражить наши души, вызывать наше возмущение распоясавшейся властью и общей несправедливостью мира идет нешуточная война. Потому что тот, кто получает такое право, получает и грант на его реализацию. 

"Честно" потратила на свои "чеснометры" около миллиона долларов. Но стали ли меньше доверять Раде? Нет, не стали. Потому что меньше - некуда. Мы и так знали, что там сидят продажные, лицемерные циники. Но грант освоен. 

Мы подозреваем, что нынешние призывы к протестам тоже были оплачены, тоже могут быть частью чьего-то плана. Может, потому и не идем на митинги. А если и идем, то чтобы немножко подзаработать.  

С другой стороны, протесты не для грантов, не для политиков, а для души собирают тысячные толпы.

На днях футбольные фаны (да и не только фаны) вышли на центральные улицы Киева, чтобы поддержать отца и сына Павличенко, осужденных за убийство судьи.

Обыватели знают, что такое судебный произвол и легко верят, что Павличенко могли осудить незаслуженно.

Протестующие верят, что их возмущение не будет конвертировано ни лицемерными политиками, ни ловкими общественниками.

Так что обвинения в адрес общества, звучащие от активистов-грантополучателей можно было бы перенаправить им самим: разучились работать с аудиторией.

p.s. 90% украинцев готовы были выйти на акции протеста год назад. Но за год не вышли и 0,9%. По-моему, это весьма красноречивый показатель эффективности работы активистов-общественников. 

Profile

renorey
renorey

Latest Month

January 2014
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com